Перевод интервью Oxxxymiron для журнала DAZED на русском языке
[Проект Увечье ]
Новости » Интервью Oxxxymiron для британского журнала DAZED

Интервью Oxxxymiron для британского журнала DAZED

Иностранный журнал DAZED опубликовал на своем сайте интервью с питерским рэпером Oxxxymiron`ом. Вы можете ознакомиться с переводом интервью Окси для журнала DAZED:

Оксимирон — один из самых успешных российских рэперов, однако его путь к успеху явно не был простым. Мирон Янович Фёдоров родился в Ленинграде в середине восьмидесятых, его семья переехала в Германию, когда он еще был ребёнком, и в конце-концов они осели в Слау - одном из самых мрачных провинциальных городков в Англии. Фёдоров начал изучать английскую литературу в Оксфорде, и переехал в Восточный Лондон после окончания вуза, после чего начал читать батл-рэп, подрабатывая то тут, то там. Живя в Лондоне, он открыл для себя местную грайм-сцену, включив некоторые элементы жанра в своё творчество. Вскоре он начал набирать миллионы просмотров на российских хип-хоп сайтах благодаря необычной форме исполнения, комплексной игре слов и интеллектуальным текстам.

Фёдоров вошёл в массовое сознание российского слушателя после масштабных турне по Восточной Европе, двух альбомов и пачки микстейпов, набирая фэнов как из числа уличных ребят, так и из студенческой среды. Но, конечно, он не дошёл до этой точки без неприятностей - он часто критиковал старую гвардию российской хип-хоп сцены за ретроградство и традиционализм. Интерес к музыке Мирона Фёдорова появился и из за рубежа, хотя сам он настаивает на том, что одобрения Запада не ищет. "Что есть одобрение?" - спрашивает он, "Если ты настоящий эмси - одобрение должно базироваться на восприятии людьми твоих текстов. Если люди не понимают их - я могу ценить внимание, но по сути мне всё равно. Кто-то из США сделал англоязычные субитры к одному из моих последних батлов - это интересно, это круто. И то же самое относится к моим российским слушателям - в конце концов, я делаю музыку для людей, имеющих хип-хоп бэкграунд. 

Мы поговорили с Оксимироном о грайме, его жизни в Слау и аутентичности после его выступления на московском фестивале Пикник Афиши.

Расскажи нам немного о своём бэкграунде. 

Я родился в Санкт-Петербурге - тогдашнем Ленинграде. Я жил там лет до девяти. Мой отец - физик. В 1994 году мы переехали в Германию, потому что в Росии в девяностых особо не было возможностей для учёных. Мы пожили там шесть лет, после чего мой отец получил новую работу в Англии, в 2000 году. Поначалу я жил в Слау, который из себя представляет, конечно, не то чтобы абсолютный мухосранск, но если вы зайдёте на Википедию - увидите поэму Джона Бетьемана об этом месте, которая начинается со слов: "Наши бомбы, придите и упадите на Слау / Он нынче не пригоден для житья". Там одни фабрики, и особо нечем заняться. Я был близко к Лондону, так что я жил там года четыре, и в итоге каким-то образом поступил в Оксфорд. Я поучился, был отчислен, затем восстановлен. На самом деле я был сильно впечатлён тем фактом, что я вообще поступил туда. Сначала я думал, что это шутка - ведь на тот момент я, и еще одна девочка были первыми ребятами из нашей школы, кто поступил в Оксфорд или Кембридж за последние пять лет. Мы учились в обычной государственной школе. Этот прыжок от Слау до Оксфорда был невероятным - во всех отношениях.

Что ты изучал? 

Направление «английский язык и литература». Кроме того, будучи крайне упрямым, я решил взять «Средние Века» в качестве специальности - так что, всё вплоть до (Джефри) Чосера. Также я был президентом Русского Общества Оксфордского Университета - то бишь, приглашал людей для гостевых лекций, организовывал алко-вечеринки. Что угодно, лишь бы не учиться. Я был отличным президентом и отвратительным студентом. В конце концов я выпустился с дипломом троечника. Три года я подрабатывал на очень стрёмных вакансиях, работал на русских олигархов в Лондоне и всё такое. После этого я решил переехать в Кэннинг Таун, поскольку это было одно из самых дешёвых мест в Лондоне и мне всё еще недоставало денег. Я жил там два года безработным, давая андеграунд-концерты и оупенмайк-сессии, пытаясь понять, в каком русле делать музыку. «В свои двадцать три я был образцом артиста, пытающегося пробиться в музыкальную сцену, находящуюся в тысячах миль от меня».

Как долго это продолжалось? 

Два года. В свои двадцать три я был образцом артиста, пытающегося пробиться в музыкальную сцену, находящуюся в тысячах миль от меня. В то время я бэтлил онлайн против других русскоязычных эмси из разных стран. Я был очарован батловым аспектом рэпа - я, главным образом, батл-эмси. В то время батлы были единственной возможностью получить известность - если конечно, ты не был подписан на лэйбл. Я знал, что у меня было нечто, чего у других эмси не было. Я выбился на первые места из трёх тысяч рэперов, участвовавших в самом крупном русском онлайн-батле на тот момент, и это дало мне известности - я даже начал ездить с концертами после этого. Свой первый альбом я написал в 2011 году, и после этого лёд потихоньку тронулся. Затем в 2012 году я влюбился в одну девушку и переехал в Москву, через 20 лет после того, как покинул Россию. Можете представить, насколько радикальными были перемены. Я почти не зарабатывал денег рэпом, сводя концы с концами путём гострайтинга для других артистов. Затем один из моих клипов набрал порядка миллиона просмотров за месяц, и с тех пор я только набирал обороты. Вот и вся моя история, вкратце.

Как в это всё влился грайм? 

Я узнал о грайме где-то в 2007-ом, довольно поздно на самом деле. До этого я слушал немецкий хип-хоп, так что поначалу я довольно предвзято относился к английской музыке. Затем я немного втянулся в ту-степ, затем даб-степ, немного джангла, немного драм-н-бейса, ну и со временем я понял, что грайм был одним из самых прогрессивных и необычных жанров, что родились в Соединённом Королевстве. Я не был первым человеком, который зачитал грайм на русском - но я был одним из первых. 

Нормально грайм получается на русском? 

Я не думаю, что тут имеют место какие-то языковые ограничения. В Германии тоже есть отличные грайм-артисты, но не все о них знают. Всё зависит от таланта каждого отдельного исполнителя и от их терпения, потому что - очевидно - грайм это не рэп. Многие русские эмси делают ошибку, пытаясь зачитывать обычные тексты поверх грайм-битов, не меняя ритмический рисунок, рифмосхемы и всё такое. Большинство из них просто слишком ленивы, чтобы изучить данный вопрос.

Они хотят делать грайм потому что это модно? 

Ну, сейчас грайм и правда популярен, но он не был хайповым шесть лет назад, когда я начал это дело. Теперь это можно, потому что Скепта внезапно получает промо от Дрейка, и в США рождается огромный интерес, но тогда мне было очень сложно объяснить суть грайма русскоязычной аудитории. В России до сих пор не все знают, что такое грайм. Извечная тема для дебатов — «Если хип-хоп это культура черных - если она родилась в Гарлеме и Бронксе - можем ли мы делать аутентичный хип-хоп в России?». Я лично думаю, что это универсальный язык. Очевидно, что часть русского рэпа ограничена банальным копированием оригинала — это не круто. Но самая безумная фишка в том, что когда я начинал читать рэп в 15 или 16 лет, стандартный вопрос от русских был «Ты что, пытаешься быть черным?». Довольно занимательная штука. А если черный занимается кантри-музыкой — он что, пытается быть белым? Если ты можешь делать хип-хоп на русском — и сейчас никто не опровергнет тот факт, что это один из самых популярных жанров в России — то в чём проблема с русским граймом? Да, это лондонская фишка. Да, корни уходят в ямайскую культуру и другие жанры лондонской музыки, но в любом случае можно сделать русскую версию этого. В настоящее время я особо не занимаюсь граймом, пытаюсь сфокусироваться на хип-хопе и совместить всё это, однако думается мне, настало время вернуться к грайму. Впрочем, я удивлён, что новых молодых граймеров совсем немного.

Тебя пока что нечасто опрашивают зарубежные СМИ. Как ты относишься к возрастающему интересу к твоей музыке за пределами России? 

У нас определённо есть артисты, которые заслуживают быть услышанными за рубежом. Есть очень талантливые текстовики. Единственная проблема - языковой барьер. Для большинства людей Россия - всё еще загадка: «Восток это или Запад? Империя зла? Как они вообще там рэп читают?» — и в то же время есть куча артистов, которые думают, что Западу до них есть дело - давайте будем реалистами, ребята. Я знаю только один пример того, как языковой барьер был сломан - это случилось с Keith Ape из Кореи. Он довольно успешен в Штатах, хотя читает на корейском и японском. Но кто знает, возможно люди еще полюбят русский рэп. Честно говоря, я просто хочу писать свой стафф, и если он будет качественным - всё случится само собой. 

Рэпер ST сравнил тебя с Лениным, который также родился в России, получил образование за рубежом и вернулся, чтобы начать революцию. Ты чувствуешь, что (революция) это твоя миссия?

Ну представь, я такой: «О да, я Ленин» — это было бы очень глупо. Так что, очевидно, нет. Но если сбавить уровень пафоса, я действительно прилично изменил русский рэп за последние несколько лет, к лучшему или не очень. До меня, в основном смысл преобладал над формой - то, о чём говорили, но не то, как это подавалось. Никому не было дела до двойных рифм и флоу. Надо было знать и уважать корни. В то же время я цитирую книги и не стесняюсь показаться гиком или задротов - до меня такого в русском рэпе практически не было. Так что, наверное, я сделал так, что умники теперь часть хип-хопа. Я совместил эти два элемента вместе. Можно сказать, это мой маленький дар русскому рэпу. 

Рэперы, в кредибилити которых ты усомнился, были в бешенстве, да? 

На самом деле я не особо ставил под вопрос их кредибилити - у меня нет никакого уличного бэкграунда, как бы я это сделал? Я ставил под сомнение их оригинальность. Я называл известных рэперов ленивыми, а их музыку - отупляющей. Рэперы в России - по большей части серые копии своих западных коллег. Мы боролись против рэп-пуристов, которые заявляли, что хип-хоп должен основываться на джазовых и соул-сэмплах. Против тех, кто говорил, что надо читать как Ву-Танг Клан, надо носить мешковатую одежду, курить траву и играть в баскетбол. По-моему это какая-то странная имитация западных стереотипов о черных. Это всё фигня. Надо превносить в это свою культуру. Хип-хоп это универсальный язык. Да, это черная музыка - никто не сомневается в этом, и мы всегда будем это уважать, но надо всегда смешивать рэп со своей культурой, иначе ты никогда не добьёшься аутентичности.

Просмотров: 1092 | Дата публикации: 06.09.2016